Тайные крестины царевны Анны, дочери Великой - Записки Злючки
ПРОЖИТО

Тайные крестины царевны Анны, дочери Великой

Единственная официальная дочь будущей императрицы Екатерины Великой появилась на свет в конце декабря 1757 года. В ее честь была написана Ломоносовым целая ода.

И эта девочка оказала на историю очень заметное влияние.

Муж матери, ещё не отец

Первенцу великокняжеской четы Петра Федоровича и Екатерины Алексеевны Павлу было 3 года, когда на свет появилась его сестричка. Впрочем, была ли она вообще ему сестрой — точно неизвестно.

Если принять за аксиому, что Павел был все же сыном Екатерины II, по крайней мере, девочка была ему только единоутробной сестрицей. Потому что «отец», наследник престола Российского, при известии о новой беременности супруги был очень удивлен.

Петр III
Петр III

Хитрая Екатерина потребовала от сомневавшегося мужа, чтобы он прилюдно дал клятву, что уклонялся от супружеского долга. Трусоватый Петр клятву не дал, ибо ему за небрежение женой и будущим Российской империи предстояло бы тогда объясняться с церковью.Так что муж Екатерины был вынужден признавать отцом себя, впрочем, как и в случае с рождением Павла Петровича.


А папа кто?

В принципе, ни Екатерина Алексеевна, ни Петр Федорович не скрывали друг от друга своих привязанностей. В тот промежуток времени они даже доверяли друг другу, стараясь облегчить себе жизнь. В покоях «молодого двора», укрытые от глаз тетушки Елизаветы Петровны, мирно существовали две пары: Петр — Елизавета Воронцова и Екатерина — Станислав Понятовский.

Станислав Понятовский
Станислав Понятовский

Понятовский был в это время послом в Санкт-Петербурге, а позже, стараниями Екатерины Великой, он станет королем Польши. Но это в будущем. А незадолго до родов, удачливого в любви дипломата постарались по-тихому выслать из России, дабы пресечь кривотолки. Вдруг бы на свет появился мальчик? Мальчик этот мог бы претендовать на трон, если бы судьба не дала многие лета первенцу Павлу или у него бы не случилось наследников.

Странные крестины

Екатерине Алексеевне было суждено родить девочку, которую она хотела назвать в свою честь — Екатериной. Это желание молодой матери не исполнили. Елизавета Петровна дала ребенку имя своей старшей сестры Анны.

Может быть императрица хотела подчеркнуть законный статус ребенка, назвав ее в честь бабушки по отцу? Малышку от матери тут же унесли. Екатерина поняла, что пока Елизавета Петровна жива, ей не дадут воспитывать ни одного из детей.

А дальше были крестины, на которую молодую мать не пригласили, объявив о ее нездоровье. О матери новорожденной вообще все забыли. Екатерина писала в мемуарах годы спустя, что она была одна, всеми покинутая и даже ухаживать за ней было некому.

Больше всего о незаконности девочки шептались иностранные дипломаты (читай — шпионы). Елизавета Петровна поступила просто: послам сообщили, что крестин не будет, значит и приезжать нет нужды.

Елизавета сама стала крестной матерью девочки, правда вошла в церковь через боковую потайную дверь, а пышные поздравления принимал «отец» Петр Федорович.


Оспа

Девочка прожила чуть больше 2-х лет. Екатерина Алексеевна фактически не знала своей дочери, которая росла в покоях царственной тетки ее мужа. Анну Петровну унесла очень распространенная хворь того времени — оспа. Дети императоров, да и сами правители не были застрахованы от нее, как и простые бедняки (вспомним судьбу мальчика-императора Петра II).

Екатерина горевала о своем ребенке, о том, что так и не успела узнать дочь, что так мало проводила с ней времени. Но судьба маленькой Анны Петровны стала толчком к тому, что много лет спустя, став императрицей, Екатерина II сделала себе и сыну Павлу прививку от опасного недуга. Это случилось в 1768 году.

До этого от оспы прививали только в Великобритании, правда, экспериментировали на заключенных тюрем Лондона. 14-ти летний Павел перенес прививку легко, Екатерина недомогала около 2-х недель. Императрица показала подданным пример и в России начали прививаться от опасной болезни, унесшей маленькую царевну Анну.

Дочерей у Екатерины Великой больше не было, по крайней мере признанных. Все знали, что императрица является матерью бастарда Бобринского, но приписываемую ей дочь от Григория Потемкина — Елизавету Темкину, Екатерина никогда не признавала.

Опубликовано на канале «ПРОЖИТО»

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x