Безответные - Записки Злючки
Деревенские были

Безответные

Мы с уличными приятелями моими в детстве отлично знали: если у Веры дома отец, то к Вере нельзя. Это было непреложное правило, немногие решались его нарушить.

Вплоть до того мы это усвоили, что точно знали график Вериного родителя: он работал в пожарной охране сутки через трое.

-Айда ко мне, — командовала Вера, — мама пирогов напекла, вкуууусные!

Мама подруги нашим приходам радовалась: угощала, привечала, поила чаем. А еще она очень хорошо шила и со своими бедами, порванными штанами или кофточками, мы шли к ней. Знали, что сделает красиво, аккуратно и совершенно незаметно даже для бдительного родительского глаза.

Штаны и прочая одежонка страдала часто от перелаза через утыканный гвоздями забор бабки Почукаихи, у которой были самые вкусные яблоки в округе. Бабка с фамилией Почукаева была вздорная, вредная и жадная, острая на язык и скорая на ябеду. Но даже и ей, пожалуй, было далеко от отца Веры.


-Чего они приперлись, — напускался родитель на дочь и жену, если кто-то случайно заходил в гости, когда он был дома, — дома не сидится? Нечего шастать, садись за уроки, ну и что, что каникулы, книгу почитай.

Вера безропотно оставалась дома, ее мама шла на кухню, где и так все сияло чистотой. Нет, дядя Боря не пил, не поднимал руку на жену и дочь, он изводил их придирками. Постоянно, методично и мелочно.

Этакий домашний божок, сумевший подмять мягкую и молчаливую женщину, маму Веры. Почему терпела? В конце 70-х годов прошлого века вопрос был странным — муж же.

-Маша со мной на швейной фабрике в юности работала, — рассказывала позже мне мама, — хохотушка была, компанейская девушка. Угораздило же… Как родила Веру, так Борис и не разрешил ей больше работать, наверное, чтобы зависела от него. Зависела, а он — глумился.

Когда мы учились в старших классах школы, терпеливой и тихой Вериной мамы не стало. Она как-то тихо и быстро угасла, истаяла свечкой.

-Выпил он ее всю, треклятый, — шептались на поминках соседские бабульки. Вера сидела притихшая, уронив руки на колени, а Борис стоял у окна и ловил момент, когда, отведав поминальной кутьи и выпив три положенных стаканчика, участники скорбного застолья уберутся восвояси.

-Он работу поменял, — говорила потом мама, — специально, чтобы Верку контролировать.


-Мам, ну что она такая мямля-то, — с юношеским максимализмом негодовала я, — послала бы его! Ишь, тиран выискался.

-Ну не все же бойкие, — вздыхала мама, — воспитана была так. И характер мягкий. Ты бы, да, ты бы послала. А она не может.

К Вере теперь нельзя было ни в будни, ни в праздники. Днем мы были в школе, а вечерами дома был ее строгий отец. Девушка и после уроков торопилась: мы знали, что она должна приготовить еду, обиходить двор и огород, да еще и убрать в комнатах так, чтобы ни пылинки. Папа любил чистоту.

-Верка взбунтовалась, — сообщила мама, когда я училась на 2-м курсе института, — сбежала от папаши своего. Замуж выскочила. Конечно, поторопилась она, парень не особенно хороший, попивает, но и ее можно понять, поживи дома-то…

Веру я понимала, хотя и замужем ей пришлось несладко: жили со свекровью, муж был любитель выпить, а потом он сел за какую-то драку, да и не вышел больше, а свекровь выставила невестку из дома, не посмотрела даже на то, что из одной из длительных свиданок с супругом, Вера приехала беременной.

-Где ты теперь? — я катила коляску со своим первенцем, а Вера шла рядом, старательно запахивая пальтишко на вздернутом животе.

-С отцом помирилась, — сообщила Вера, — вернулась к нему. Куда же мне теперь. Да нет, он нормально меня принял.

То ли с возрастом, то ли соскучившись в одиночестве (к нему, к одинокому и с собственным домом, не пошла жить в качестве жены ни одна из многочисленных одиноких баб), Борис поначалу и правда, не изводил дочь и родившуюся вскоре внучку.

-Времена не те, — предположила моя мама, — да и дело к старости, не дурак же Борька, понимает, что никому он на старости лет не нужен будет.

Я дома бывала редко, еще реже видела Веру. Знала, что она ведет дом, ухаживает за постаревшим отцом. Замуж больше подруга выйти не пыталась.

-А как выйдешь-то, — горевала еще одна из нашей «уличной команды», бойкая Люда, которая сменила, не тужа, уже третьего гражданского супруга, — папаня тактику сменил. Теперь он во внучке души не чает, чуть Верка в сторону — болеть начинает, да и уговаривает ее.

-Ты уже один раз сходила замуж, — убеждал Борис дочку, — чем кончилось? Не забыла? Ты простая, добрая, над тобой любой начнет измываться. Я же вижу, что из себя твой новый кавалер представляет! Я жизнь прожил, я мудрее тебя. Как подвернется хороший человек, я сам тебе скажу.

Но не подворачивался, а годы шли. Когда Вере было под 40, а ее дочке исполнилось 20 лет и она уже училась в институте, Борис, уверившись, что дочка уже точно никуда не денется, начал на нее покрикивать смелее и яростнее. Словно, сломал он что-то в женщине и теперь снова можно вертеть ею, как захочется и строить из себя маленького домашнего божка.

-Что вылупилась, — вопрошал родитель, — куда собралась, спрашиваю? На рынок? Наряды покупать? Кому ты, колчушка старая, будешь нужна в этих нарядах. Лучше прибери во дворе, листва нападала. Бездельница.

Он скрипел и отчитывал женщину, как когда-то свою жену. Неудивительно, что Настя, дочка Веры, отказалась возвращаться в родительский дом после учебы. Она было вышла замуж недавно в областном центре, жила со свекровью. По слухам, не очень сладко жила.

-Настя вернулась, — сообщила мама, — за матерью ходить надо. Бедная Вера. Не было жизни, видать, что и не будет. И у Настены не сложится, если тут останется.

-Нет, теть Тань, — ответила Настя на мой прямой вопрос, когда я, наплевав на недовольную мину дядьки Бориса, зашла навестить старинную подружку свою, — не разошлась я с ним. Но он работает, а мама лежачая, да и потом, думаю, что сюда надо переезжать. Как дед один будет?

Настя начинала молча плакать, а Вера, утратившая уже речь, бессильной рукой гладила ее руку, жалея свою кроткую дочку, на которую оставляла неласкового отца (или жалея, что ему она дочь оставляла?).

Тихой и безответной Веры не стало в ярком сентябре. Все также на поминках вспоминали ее старушки с улицы, провожавшие теми же словами ее мать. Снова сторожко стоял у окна Борис, с нетерпением ожидая, когда чужаки покинут дом.

Тихо гладил жену по руке топтавшийся рядом здоровенный детина под два метра ростом — Настин муж. И поджимала губы свекровь: беременная Настя уговаривала ее сына переехать в дом к старому деду.

Чинно, благородно, совсем, как тогда…

-Знаешь что, малой, увози Настёну отсюда, если тебе жена дорога, — нарушил тишину скрипучий голос старой уже дочери бабки-Почукаихи, носившей это же прозвище по наследству, хотя и была замужем, и лет уже 50 под другой фамилией проживала.

-Да хоть куда увози, — скрипела Почукаиха-младшая, — у Настены характер материн, да и бабушкин. Пропадет она тут. Выпьет ее Борька. А ты молчи, — кинула она встрявшему было Борису, — тебе правду-то только мать моя могла сказать, да я. На тебе еще пахать можно, а двоим бабам в цвету ты жизнь заел. Рад небось, думаешь, что теперь внучку можно изводить?

Свекровь Насти хлопала глазами, не понимая. А тут, словно прорвало старую плотину, хлынул неудержимо поток и загомонили все соседки разом.

-Святая была Маша твоя, запер, от людей отвадил, всю жисть изводил бабу, ласки не видала…

-Ты, Борис, заноза, старая, нудная заноза. Двоих баб проводил, а самому и сноса нет?

-Верку, дочь родную, загнал, занудил. Что ты за человек-то такой.

А Борис, широко открыв рот, сидел и не мог сказать ни слова. Не ожидал, не думал, привык уже со своими, бессловесными…

-Собирайся, дочка, поедем домой, хватит, — вдруг подошла и погладила Настю по плечам ее своенравная свекровь, — у тети Лиды однушка пустая стоит, пока в ней поживете, я договорюсь, а потом видно будет. Девочку Настя-то ждет, — пояснила она собравшимся, и шумно всхлипнула, глаза утерев, — не допущу, чтобы из моей внучки душу вынимали.

И разошедшаяся в гневе праведном Почукаиха-младшая, нарушая чин поминок, вдруг стукнулась стопочкой с Настиной свекровью: с новой жизнью, значит, Настёну-то нашу!

-Сдал Борис быстро, — рассказывала мама, — жизнь пить не из кого стало. Настя? Приезжала. Дом продадут, куда же его еще. Как она? Счастливая, свекровь внучку с рук не спускает, муж над ней, как щит, у самой глаза блестят. Эх, не увидела Вера, не порадовалась на дочку, да на внучку.

Увидела, я уверена. Увидела и порадовалась за Настю и Вера, тихая и горькая подруга моя, и Маша, мама ее, безответная, добрая и кроткая. Довольны они там, что прервалась долгая цепь принесения своей жизни в жертву вздорному и тяжелому человеку, бывшему домашнему божку.

Только один вопрос мне покоя не дает: а сам-то Борис был ли счастлив?

В качестве иллюстрации использована картина художника Владимира Волегова, источник: http://www.mir-esoterici.ru/

Подписаться
Уведомление о
guest
18 Комментарий
старые
новые популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Lisa Patrikeevna
Lisa Patrikeevna
26.10.2020 15:59

Гавнюк был прости Господи! Ненавижу таких!

Ирена
Гость
Ирена
26.10.2020 16:34
Ответить на  Lisa Patrikeevna

Упырь…вот еще одно верное слово

Светка-конфетка
Гость
Светка-конфетка
26.10.2020 16:55

Нет. Потому и у других вытягивал, что своей радости к жизни не хватало. Да пользоваться ей, радостью, не умел. Есть люди, у которых ощущение счастья атрофированы. И сами мучаются, и другим жить не дают.

Алина
Гость
Алина
26.10.2020 17:11

Иудушка Головлев. Увы, бессмертный типаж.

старушка нюшка
Гость
старушка нюшка
26.10.2020 17:33

жуть.. волки и овцы.. в истории от автора ,на вопрос откуда берутся волки, прозвучал однозначный ответ-их порождают овцы.

Анна Л.
Гость
Анна Л.
26.10.2020 18:28
Ответить на  старушка нюшка

нет, они просто встречаются друг с другом. Любая бойкая бабенка сбежала бы от такого сокровища еще на стадии жениховства.

Greta
Greta
27.10.2020 05:17
Ответить на  Анна Л.

На стадии жениховства это не всегда заметно. 

Анна Л.
Гость
Анна Л.
26.10.2020 18:30

Вполне был счастлив, у него было кого поедом есть. Пока внучка муж не увез, вот тут он и скопытился

Greta
Greta
27.10.2020 05:22
Ответить на  Анна Л.

Согласна, у меня дедушка такой был. Бабушку съел, маму мою (свою невестку, не дочь, как здесь) ел, хотя мама не была такой безотказной, поэтому кое-как дедушку пережила, но пережила его всего лишь на 11 лет, во время которых всё сильнее болела. У дедушки в планах было и меня съесть, но я ему преподнесла сюрприз — свалила из родных пенатов фундаментально, он меня больше не видел и даже не знал, где я. Искал как одержимый, но так и не нашел, да еще родители мои стали часто ездить на заработки, по несколько месяцев в году их не было, дедушке некого было изводить, вот… Подробнее »

Серая Мышь
Гость
Серая Мышь
26.10.2020 18:43

Почти моя бабка по отцу. День считала прожитым зря, если никого не довела до ручки или с соседями не поругалась.
Был Борис счастлив, пока божком себя чувствовал. Вот такое у него было поганое счастье.

MarinaV
Гость
MarinaV
26.10.2020 19:27

Какой человек- такое и счастье.
Оно ,как оказалось, тоже бывает гаденьким..

NePrincessa
NePrincessa
26.10.2020 22:36

Вот свекр у меня почти такой же. Всегда нужно ему, чтобы все было как он сказал. Свекровь всю жизнь с ним жила и в тряпочку молчала, боялась слово сказать, сейчас осмелела, и крикнуть может. Жену старшего сына гнобил просто (она тоже тихая, спокойная, слова против не скажет), и когда сын умер, невестка с детьми ушла и больше к ним ни ногой(Про это можно прям целый пост написать, если вам интересно) . Он мне как то рассказывал какая она хреновая и т.п.,я ещё спросила его, что если я с сыном его разведусь, вы тоже меня помоями будите брызжить? Отнекивался. Нет да… Подробнее »

NePrincessa
NePrincessa
26.10.2020 22:38

А так жалко мне женщин без характера. Вот если бы не молчала, ведь все по другому было бы

Оксана
Гость
Оксана
27.10.2020 06:41
Ответить на  NePrincessa

А других этот упырь не выбрал бы. Они за версту своих жертв чуют. Настю-то соседи да мужнина семья спасли.

Вера
Гость
Вера
27.10.2020 07:22

Молодцы бабы, хоть эту отвоевали от дерьма.

Надежда Статных
Надежда Статных
28.10.2020 12:03

Муж моей знакомой такой. Досмотр ему нужен, немощный.. Сына уже похоронили, она сама еле ходит, а немощный жив и здоров.

Любовь Анатольевна
Гость
Любовь Анатольевна
13.03.2021 22:58

Я думаю Борис был счастлив, его слово закон. Энергетический вампир. А они тихие, бессловесные. Жалко их.

18
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x