Русский «Робб Старк» и кума князя Воротынского - Записки Злючки
ПРОЖИТО

Русский «Робб Старк» и кума князя Воротынского

Екатерина поставила кубок затейливой работы на поднос, огляделась, а потом плавно, как и подобает высокородной княгинюшке, встала и лебедушкой поплыла вдоль пиршественного стола.

Шла и улыбка ее источала мед. Жить куму оставалось всего две недели.

Сирота

Маленький Миша рано остался без отца, вырос в Кохомской волости, что на Владимирщине. Но рюриковичи всегда заметны, такой родословной не разбрасываются.

За мальцом приглядывал дальний родич, боярин Василий Шуйский: Мишенька происходил из старшей ветви князей Шуйских, а у Василия своих детей не было.

По протекции дядюшки Василия Михаила в 1604 году сделали стольником при царе Борисе Годунове. Было юному князю в ту пору всего 18 лет. Должность высокая, но душа просила иной службы.


Князь Михаил Скопин-Шуйский
Князь Михаил Скопин-Шуйский

И такая служба нашлась. Правда, уже при самозванце Лжедмитрии. Получил Михаил Васильевич звание «великого мечника» и началась его ратная карьера.

Русский «Робб Старк»

Поклонникам сериала «Игра престолов» Робб Старк — персонаж знакомый. Для тех, кто сагу не смотрел поясню, что был в ней персонаж, юноша, молодой, знатный. Талантливый полководец, не проигравший ни одного сражения.

Роб Старк, кадр из т/с "Игра Престолов"
Робб Старк, кадр из т/с «Игра Престолов»

Сериальный герой погиб не в бою, а на мирной свадьбе. Полководец Михаил Васильевич Скопин-Шуйский, молодой, талантливый военачальник, смерть свою тоже нашел на пиру.

Первым поручением для Михаила было привезти в Москву Марию Нагую, чтобы опознала она в авантюристе и самозванце своего сыночка Дмитрия, погибшего в Угличе полтора десятка лет назад и чудесным образом, воскресшего.

Битвы

В 1606 году царем стал Василий Шуйский, а Михаил Скопин-Шуйский был отправлен на борьбу с казаками Ивана Болотникова. Казаков Михаил Васильевич разбил, а заодно перенял у них тактику отражения конницы неприятеля с помощью деревянных укреплений-острожков.

И в Москве о нем заговорили. В 21 год получил Михаил Васильевич боярство — по тем временам небывалое явление. Иные родовитые князья боярского звания и в преклонных летах не были удостоены.

И самое главное, что боярином стал не по родству, а за воинский талант. И затем, в течение 3-х лет он неоднократно доказывал — по заслугам честь. Авторитет его рос вместе с победами.


Семья

Матушка Михаила Скопина-Шуйского княгиня Елена Петровна еще в 1607 году ухитрилась женить ненаглядного Мишу на Сашеньке, дочери окольничего Василия Головина.

Народился на свет сынок, которого назвали Василием. Только какая-то хворь унесла младенца.

-Не беда, — утешала Елена Петровна горевавшую невестку, — нет на Руси женщины, которая не потеряла хотя бы одного младенца. У меня самой был еще один сынок, Семушка, да прибрал Господь. Ты молода, сын мой молод, будут у вас еще детки.

И так бы оно непременно и случилось, только на беду, речь шла о детях и в другом тереме.

Зависть

-У деверя Василия детей нет! — бросала в лицо мужу княгиня Екатерина Григорьевна Шуйская, — Он в летах преклонных. Кто после него на трон сядет? Ты? Ты бы и сел, если бы не выскочка этот, князь Михаил. Видано ли, уже боярин, а московский люд на него молиться готов! Ему и венец царский предлагали, да только он не взял. Пока не взял. Но возьмет, он ведь из ветви, которая вашей старше…

Дмитрий Шуйский, царский брат, проигравший все сражения в которых командовал, сидел потупившись. Со своей женой даже он спорить не решался.

Потому что Екатерина была дочерью Григория Лукьяновича, того самого Малюты Скуратова, память о котором еще была жива в Московском царстве.

Екатерину съедала жажда власти и злость: детей у них в Дмитрием Ивановичем Шуйским не было, а власть уплывала из рук: 12 марта 1610-го года колокольным перезвоном встречала Москва, избавленная от блокады, своего героя — князя Михаила Скопина-Шуйского.

Встреча

Царь Василий Шуйский встретил любимца народа с великой пышностью, одарил подарками, слова говорил ласковые. А глаза бегали: понимал бездарь, что очень многие хотят видеть на троне не его, а молодого и энергичного Михаила.

Михаил Скопин-Шуйский и царь Василий Шуйский
Михаил Скопин-Шуйский и царь
Василий Шуйский

-Князь, — передал Скопину-Шуйскому бывший соратник по оружию шведский маршал Якоб Делагарди, — уезжай из Москвы. Оставаться тебе опасно. Зависть, ревность к успехам… Слишком многим ты перешел дорогу. Тебе сейчас спокойнее быть в битве под Смоленском, чем в мирной столице.

Крестины

Но до отъезда на помощь осажденному Смоленску, наметил крестины новорожденного сына князь Иван Михайлович Воротынский, знатный боярин, сын воеводы времен Ивана Грозного.

Иван Воротынский был женат вторым браком на Марии Буйносовой-Ростовской, сестре жены царя Василия Шуйского. С детьми у Воротынского в первом браке не получилось, и вот — сынок Алешенька, первенец.

Михаил Скопин-Шуйский отказать не смог. А в крестные царский свояк с супругой позвали Екатерину Григорьевну Шуйскую.

По обычаю кума преподнесла Михаилу Васильевичу на пиру чашу с дорогим вином. Шла, несла смерть и улыбалась приветливо: кто же посмеет ее заподозрить в том, что вот так, на глазах у всех, она черное дело сделает?

Плохо Михаилу Васильевичу стало почти сразу, носом хлынула кровь, домой на руках унесли, сам уже идти не мог. А через две недели герой и надежда государства скончался. 23 полных года, самое начало свершений и славных дел.

Послесловие

Дом, где жили Дмитрий Шуйский и дочь Малюты Скуратова горожане, услышавшие о кончине народного любимца, чуть не разнесли. Войскам пришлось охранять царева брата.

Василий Шуйский велел поставить раку Михаила в Архангельском соборе Кремля, рядом с царями и великими князьями ушедших времен.

Он громко рыдал, только слезам его мало кто верил: Шуйские слыли отравителями. Они и к Болотникову с ядом подсылали, и к второму самозванцу. Поговаривали, что и царя Бориса извел именно Василий Шуйский.

Править незадачливому царю оставалось 3 месяца, потом он был низложен и насильно пострижен в монахи. Дмитрий Иванович Шуйский и его лютая Екатерина окончили дни в заточении, в Польше, куда их увезли пленниками после того, как Москву захватили интервенты.

Выходит, Екатерина Григорьевна на пиру подготовила заодно крах деверя-царя и свою горькую участь.

Сашенька Скопина-Шуйская, потерявшая милого мужа, укрылась в монастыре с именем Анастасия. До конца своих дней ей предстояло оплакивать свою любовь и потерянное дитя, так и оставшееся единственным.

Рядом с ней молилась инокиня Анисья, так теперь звали Елену Петровну, ее свекровь.

Историю о потомках Малюты Скуратова можно прочитать по ссылке.

Авторство и уникальность статьи зафиксированы на текст.ру

Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментарий
старые
новые популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Инна К.
Гость
Инна К.
25.12.2020 08:40

Особенно щемяще получилось про мать, Елену Петровну, и жену Сашеньку…

А кто на иллюстрации? Это кадр из какого-то фильма или сериала? Кто на нём представлен?

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x