«Унизительное» счастье Марфуши Стрешневой - Записки Злючки
ПРОЖИТО

«Унизительное» счастье Марфуши Стрешневой

-Это возмутительно, это нелепый брак, унизительно для дочери родовитого боярина выходить замуж за лютеранского пастора! — шептались в знатных домах, услышав о ее помолвке.

Действительно, ее брак был в глазах людей ее круга мезальянсом. Еще бы! Марфушенька из рода (страшно подумать!) Стрешневых, шла под венец с безродным лютеранином, который бежал в заснеженную Россию, оскандалившись на Родине дуэлью.

-Ее дед самого царя воспитывал, «дядькой» был! Не единожды девица из Стрешневых царицей на Руси была! Вспомнить хоть Евдокию Лукьяновну, бабушку императора нынешнего! Или его первую, законную жену Евдокиюшку, которая сейчас в монастыре слезы льет! — последнюю фразу, впрочем, говорили шепотом, так как первая жена Великого Петра была опальной.

Марфушенька

Марфа Ивановна Стрешнева действительно была в родстве с двумя царицами, ее дед был воспитателем царя Петра Алексеевича, отец был стольником, а братья занимали виднейшее место при дворе. Родилась Марфа в 1698 году и жить бы ей в тихих горницах, коротать время за рукоделием, ждать, за кого из боярских сынов родитель просватает.

Но время ее детства и юности пришлось на реформы, когда вся Россия на дыбы твердой рукой была поставлена. Семья Марфы, ее дальновидный родитель и многие родственники изменения приняли. Бороды послушно побрили, в иноземные камзолы нарядились, наукам стали обучаться.

Женщин реформы тоже затронули. Долой теремное затворничество и пяльцы с веретеном, нарядились дочери боярские в пышные платья, оголили грудь, руки и плечи, упрятали толстенные косы под напудренными париками и на ассамблеи стали выезжать. Впрочем, девицы как раз таким изменениям были рады-радешеньки.

Жених

Генрих Иоганн Фри́дрих Остерман, так звучало полное имя жениха, которого в России переименовали для удобства в Андрея Ивановича, родился в 1686 году в семье бедного пастора в городе Бохум, что в Вестфалии. Юноша был прилежен к наукам, даже обучался в университете, но в 18 лет из-за участия в дуэли был вынужден бежать.

Сначала подался пасторский сын в Амстердам, а оттуда вместе с адмиралом Крюйсом, который уже находился на русской службе и командовал Балтийским флотом, попал Остерман в Россию. Способный юноша быстро освоил русский язык и стал сначала переводчиком, а затем и секретарем посольского приказа.

Петр Первый иноземцев жаловал, особенно тех, кто рьяно стремился услужить новой Родине. Остерман вошел в милость царя и к 34-м годам сделал отличную карьеру в коллегии иностранных дел, став одним из самых доверенных советников Петра. Заслужил Андрей Иванович и земли, и чины, только «старая гвардия» из бояр природных, от Рюрика и Гедемина происхождение ведших, их, иноземцев не жаловала.

Свадьба

Тогда и родилась у Петра Великого идея породнить элиту новую с боярством старорусским. Марфа Ивановна Стрешнева, знатная девица 22-х лет и была назначена царем в невесты пасторскому сыну, который к ужасу бояр даже веру не сменил.

Помолвка Марфы состоялась прямо в день рождения цесаревны Елизаветы Петровны 18 декабря 1720-го года, в покоях царя, а самым знатным боярам при том присутствовать было велено. Присутствовали. С кислыми минами, с гордостью и спесью родовой. А потом обсуждали несчастную участь красавицы Марфушеньки.

Приданое на свадьбу, состоявшуюся месяцем позже, получил от царя… жених — титул барона. А Марфа Стрешнева принесла мужу село Стрешнево в Рязанской губернии и много прочего имущества.

Марфушино счастье

Как ни странно, а семейная жизнь барона, а затем и графа Андрея Ивановича Остермана с Марфой Ивановной сложилась. По отзывам современников, Марфа мужа любила горячо и страстно. Первые 4 года брака принесли супругам четверых детишек, а потом Марфа Ивановна стала блистать при дворе.

В 1725-м году Марфа стала статс-дамой императрицы Екатерины I, а ее муж был назначен вице-канцлером империи, главным начальником над почтами, президентом коммерц-коллегии и членом Верховного тайного совета. Неплохая карьера для пасторского сынка.

Злые языки обвиняли Марфу Остерман в скупости и неряшливости, а еще называли ее чуть ли не самым злобным существом Петербурга. Но эти эпитеты принадлежат перу Манштейна, секретаря фельдмаршала Миниха, извечного соперника Остермана на политическом поприще.

А. И. Остерман

В 1730-м году Андрей Иванович каким-то своим неведомым чутьем угадал, что надо подтолкнуть к престолу Анну Иоанновну, герцогиню Курляндскую в противовес козням Долгоруких, которые мечтали видеть на троне невесту Петра Второго Екатерину.

10 лет правления Анны Иоанновны были расцветом карьеры Остермана, временем, когда он обладал почти безграничной властью во внешней и внутренней политике, в военно-морских делах. Опальных хвалить не принято, но Андрей Иванович многое сделал для русского флота. Ну и в накладе, конечно, не остался.

В этот период на его любимой Марфе Ивановне, которую он называл «Мой Марфутченок» блистали самые крупные жемчуга и бриллианты.

Опала

В 1741 году случился дворцовый переворот в пользу Елизаветы Петровны, карьера Остермана была разрушена. Мало того, он едва не лишился головы на плахе. В вину ему вменяли: измену присяге, устранение от престола Елизаветы Петровны, сочинение манифеста о вступлении на престол Иоанна Антоновича, попытку выдать «дщерь Петрову» замуж за иностранного «убогого» принца, разные оскорбления цесаревны, раздачу должностей иноземцам и преследование русских.

В последний момент колесование было заменено ему ссылкой в Березов, печальное место, где заканчивали свои дни опальные временщики. Марфе Остерман Елизавета Петровна милостиво дозволила оставаться в своем имении, но верная жена последовала за мужем вечером 18 января 1742 года, за три дня до 21-й годовщины свадьбы.

Муж страдал подагрой, а верная и любящая Марфа не могла оставить его без помощи, ухода и участия. Такова уж была традиция у русских жен: и в горе, и в радости. В 1747 году Андрей Иванович Остерман скончался, но еще 2 с лишним года ждала освобождения от ссылки графиня Остерман. Ей было велено поселиться в Москве, что она и исполнила.

Марфа Остерман

Жила Марфа Ивановна скромно, ведь имущество конфисковали. Облегчение участи последовало лишь при Екатерине Великой. В своей усадьбе Марфа выстроила церковь. Ей досталась долгая жизнь, 83 года! В 1781 году она упокоилась в селе Красное Сапожковского уезда Рязанской губернии в храме, выстроенном ее сыном Федором.

До конца своих дней Марфа горевала лишь о том, что ее ненаглядный «Яган» остался лежать в далеком и холодном Березове. Кстати, об Остермане, которого принято ругать, высказался историк Владилен Виноградов: «…граф Остерман принадлежал к тем иностранцам, для которых Россия стала не второй родиной, а единственной». Так-то вот.

Иллюстрации из свободного доступа сети интернет, использованы кадры х/ф «Тайна дворцовых переворотов», реж. С. Дружинина, в роли Остермана Александр Ильин, в роли Марфы Ивановны Марина Яковлева.

Подписаться
Уведомление о
guest
6 Комментарий
старые
новые популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Smim-541
Гость
Smim-541
24.11.2022 13:35

Спасибо. Всегда интересно почитать эту рубрику.

Людмила
Гость
Людмила
24.11.2022 15:50

Спасибо, с удовольствием читаю странички нашей, российской истории.

Инна К.
Гость
Инна К.
24.11.2022 17:07

А «Евдокиюшка» Лопухина каким боком была из Стрешневых?

Амазонка
Гость
Амазонка
26.11.2022 10:18
Ответить на  Злючка

Откуда столько минусов???

Crazyhellga
Гость
Crazyhellga
25.11.2022 04:39

А ведь может Петр не совсем произвольно выбрал их поженить, а зная жениха и вероятно зная о невесте от ее братьев, подобрал так, чтобы вероятность удачного брака была повыше. Хорошо, что срослоь у них… а то ведь и женящихся по большой и мытой, а потом пьющих друг другу кровь во время развода, хватает.

6
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x